журнал - AQUA

English | Francais

Как вы относитесь к дайвингу
 
Холодное безмолвие теплого моря - Холодное безмолвие теплого моря часть 2
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
2003 № 4
Оглавление
Холодное безмолвие теплого моря
Холодное безмолвие теплого моря часть 2
Холодное безмолвие теплого моря часть 3
Все страницы

водой, настолько ошеломило его, что решение больше не расставаться с морем было принято мгновенно.
Пятилетняя разница в возрасте не помешала им стать друзьями. Они плавали вместе каждый день и вскоре стали лучшими пловцами и подводными охотниками Тулона. Будучи прирожденным лидером, всегда стремящийся делать все обстоятельно, ученик быстро превзошел учителя, и в этом заключалась особая радость и гордость Филиппа Тайе.
Мушкетеры подводного мира
Через два года к ним присоединился Фредерик Дюма. Сын профессора физики вел на берегах Средиземного моря бесшабашную жизнь
подводного охотника. Промышлял при помощи заостренного железного прута от карниза и прослыл на побережье виртуозом своего дела. Было чему дивиться местным жителям, когда они видели Дюма, выходящего из моря с огромными рыбинами, нанизанными на самодельный гарпун.
О Тайе и Кусто Фредерик знал понаслышке. Однажды, сидя на прибрежном камне, он заметил подводного пловца, явно превосходившего его самого по всем показателям. Подождав, пока незнакомец выйдет на берег, Дюма представился. Так началась дружба.
Филипп рассказал Фредерику, где можно раздобыть очки и ласты, как изготовить дыхательную трубку. Но самым важным было приглашение присоединиться к нему и Кусто. С тех пор молодые пловцы старались не разлучаться. Их дружную команду тут же окрестили «три мушкетера». Совместные погружения помогали совершенствоваться в избранном деле. С этого момента три биографии стали неразрывны. Признанный лидер компании Жак-Ив Кусто перестал говорить: «Это сделал я». Теперь существовало только «МЫ»...
Подводная охота захватила их, как болезнь. Чего только не было испробовано в погоне за рыбой: остроги, арбалеты, пружинные гарпунные ружья разных размеров и конструкций. Они заражали этой болезнью других. Моряки средиземноморской эскадры один за другим увлекались подводной охотой. Однако мушкетеры моря все равно оставались лучшими. Собственно, рыба как таковая им была не нужна. Над «мушкетерами» властвовал спортивный азарт.
Они испытывали различные устройства для покорения глубин, например, известный в то время аппарат автономного дыхания конструкции Ле Приера. Хотелось преодолеть ограничения, налагаемые несовершенным снаряжением, дольше оставаться под водой, нырять глубже.
Грандиозным планам помешала война. Друзьям пришлось расстаться. Филипп получил назначение на эскадренный миноносец «Валми», Жак-Ив стал канониром на крейсере «Дуплекс», а капрал Дюма - погонщиком мулов в Северном Провансе.
Разлука была недолгой. Франция капитулировала, и троица вернулась в Тулон, где ее поджидала безработица.
Во время вынужденного бездействия «мушкетеры» предприняли первую попытку донести до окружающего мира красоту подводного царства, составлявшего суть их существования.
Друзья смастерили водонепроницаемый бокс, поместили в него подержанную кинокамеру, заряженную склеенной из кусков пленкой, и отправились на съемки морского дна. После многих неудач они смогли отснять материал, которого хватило на 18-минутный видовой фильм. Первая лента называлась «18 метров глубины». Широкой публике фильм впервые показали 10 апреля 1943 г. в оккупированном фашистами Париже в Национальном театре Шайо. Благодаря успеху кино группа получила разрешение на подводные съемки в военной зоне.
Тогда же начались первые исследования в области физиологии человека под водой. Это был вынужденный шаг. Дело в том, что, обладая весьма скудными познаниями о своих возможностях, друзья постоянно подвергались смертельному риску. Однажды Филипп чуть не замерз, заплыв слишком далеко в холодное море, Жака-Ива схватила судорога при испытании автономного кислородного аппарата, а Диди (так друзья звали Фредерика) едва не задохнулся из-за обрыва шланга, по которому подавали воздух.
Настало время серьезного отношения к своему увлечению. Необходимость в этом резко возросла после изобретения акваланга.
Высший пилотаж
Первый акваланг появился в 1943 году в результате слияния длительных раздумий Жака-Ива Кусто и инженерной мысли Эмиля Ганьяна. Применяя богатейший опыт ныряльщика с различными автономными устройствами, Жак-Ив смог точно сформулировать требования к аппарату. Инженер Эмиль Ганьян работал в это время над редуктором для двигателя на газовой смеси. Этот прибор и был использован для подачи ныряльщику воздуха из баллонов. После ряда не во всем удачных испытаний аппарат постепенно привели в приемлемую форму. К этому времени друзья переселились в общий дом, виллу Барри, на побережье Средиземного моря. Они хотели найти место с удобным спуском к затонувшим кораблям. Именно здесь был распакован первый акваланг, присланный Баньяном из Парижа.
Кусто писал: «Мы увидели узел из трех баллонов для сжатого воздуха умеренных размеров, соединенных с регулятором воздуха размером с будильник. От регулятора тянулись две трубки, присоединенные к мундштуку. С помощью этого снаряжения, привязываемого ремнями на спине, маски на глазах и носу с водонепроницаемым стеклом и резиновых ласт на ногах мы были намерены совершать беспрепятственные полеты в глубинах моря».
Возможности, которые подарил акваланг, воплотили в жизнь все мечты. Охотники получили возможность парить в воде, не беспокоясь о кислороде, шлангах и балласте. Свободно поступающий воздух превратил их легкие Филипп Тайе, Жан-Мишель Кусто и Даниэль Мерсье
в своеобразный регулятор плавучести. Вдох - и тело плавно всплывает, выдох - опускается.
Поначалу это были только эксперименты: кувырки, фигуры высшего пилотажа под водой, чувство парения. Друзья радовались, как дети. Вскоре захотелось большего: нырять глубже, быть под водой дольше, добывать сокровища морских глубин и... ставить более высокие цели.
Когда приелись рекорды, возникло желание изучать возможности пребывания человека на большой глубине. Поиск сокровищ был заменен обнаружением археологических ценностей затопленных городов и утонувших кораблей, а бессмысленная подводная охота - на наблюдение скрытых возможностей жизни морских обитателей.
Словом, не обворовывать море, а планомерно завоевывать его. Каждый покоренный метр глубины давал человечеству триста кубических километров водного пространства.
Но это - в будущем, а пока команда занялась исследованием кораблей, затонувших в близлежащем районе. В течение лета 1943 г. Кусто, Тайе и Дюма совершили свыше 50 отдельных погружений и посетили примерно пятнадцать затонувших судов. Они хотели доказать, что акваланг пригоден для работ, которыми обычно занимаются водолазы, то есть для подъема затонувших кораблей и находящихся на них ценностей. Способ доказательства не пришлось долго выбирать - им стал очередной фильм «Затонувшие суда».
Любимым объектом оказался английский пароход «Дальтон».
Одновременно на качественно новом уровне возобновились работы по изучению физиологии подводных пловцов. Команда Кусто сознательно рисковала, становясь подопытными кроликами для своих же экспериментов.
Работы проводились по строгому плану. Каждый шаг, отличавшийся от предыдущих, тщательно анализировался. Исследовалось влияние на людей давления, состава газовых смесей, участвующих в дыхании, режимы и продолжительность пребывания под водой.
Попутно ставились мировые рекорды, которые из страха рекордомании было решено не оглашать. Бесспорно, эта мера предосторожности сохранила не одну легкомысленную жизнь.


 

Статьи
Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!