журнал - AQUA

English | Francais

Как вы относитесь к дайвингу
 
хочу жить по-настоящему!
Оценка пользователей: / 0
ПлохоОтлично 
2003 №2
Оглавление
хочу жить по-настоящему!
часть 2
часть 3
часть 4
часть 5
часть 7
Все страницы

Путешествовать, познавать и изучать — значит жить. Мир велик, и его не увидишь сразу весь, даже с вершины Эвереста.
Тенцинг Норгей, шерп, который 29 мая 1953 года первым вместе с Эдмундом Хиллари взошел на Эверест


Целый год в Королевстве Непал празднуют Золотой Юбилей одного из самых прекрасных достижений человечества — завоевания «Крыши мира». 29 мая 1953 года Эдмунд Хиллари и Тенцинг Норгей после трехнедельной борьбы осуществили мечту, побывав на вершине Земли. С того дня и был открыт шлюз для потока альпинистов в Непал.
Президентом 50-летнего юбилея стал первопроходец Эдмунд Хиллари. В рамках празднования, в 25-ти километрах на север от Катманду открыт Международный мемориальный парк альпинизма,где с 28 по 29 мая состоится международный саммит альпинистов. Торжественные события включают Эверестский марафон, велосоревнова-ния в горах и предгорьях Джомолунгмы, Фестиваль гольфа, Автомобильный съезд, «Elephant Polo» (поло на слонах), тематические фотовыставки и кинопрезентации. А также — футбольные турниры, фестиваль «Феерия крикета», «Сбор крепления» и другие спортивные состязания. В этом году Непал принимает знаменитостей альпинизма со всего мира.
До середины 50-х годов королевство было закрыто для иностранцев, потому-то и сохранило свою самобытность. Это — бедная страна, народ которой не считает себя бедным. Он имеет свои человеческие ценности и живет по своим правилам.
Небольшой кусок Земли, на карте напоминающий отпечаток подошвы, зажат между азиатскими монстрами — Китаем и Индией. Холмы и долины, бурные реки и снежные пики восьмитысячников, храмы и святые места... Сюда едут прежде всего трекеры — люди, любящие горные переходы, почитатели старины, альпинисты, паломники, хиппи и просто зеваки со всего мира.
Фотограф и альпинист Сергей Гутиев говорит:
— Как можно миновать страну, в которой 9 из 14-ти восьмитысячников мира и тысячи храмов? Сюда едут за рекордами любители залезть выше всех, быстрее всех, оригинальнее всех, с кислородом и без него, сплавиться на катамаране с восьмитысячника, доказать себе что-то, самоутвердиться. Сегодня не надо быть Рейнхольдом Месснером, чтобы
Непал расположен в Юго-Восточной Азии, между Китаем и Индией. Это — индуистское королевство, в котором также проживают в ограниченном количестве мусульмане, христиане, буддисты, ламаисты, практикуются древние обряды анимизма, шаманизма, сохраняются традиции и монастыри добуддийской религии Бон-по. В последние десятилетия в Непал хлынул большой поток беженцев из Тибета (ранее независимого ламаистского государства в Гималаях, оккупированного Китаем). Они основывают множество монастырей и храмов. Непал занимает небольшую площадь, всего 147,2 км, но на этом кусочке земного шара нашлось место для огромного диапазона высот — от 150 м до 8 000 км над уровнем моря.

 


 

 

потоптать снег и зарыть обглоданный карандашик в точке земной поверхности, ближе всего расположенной к Солнцу. За несколько десятков тысяч долларов вас по заказу затащат на любой из восьмитысячников.
Высокий, статный, с выразительными карими глазами и длинными черными волосами. Его ровный загар —наглядное свидетельство образа жизни. Такие незаурядные личности, как он, после одной случайной встречи запоминаются надолго. Энергия Сергея бьет ключом, своими рассказами о путешествиях он как будто зовет за собой — собеседник это чувствует, и его сердце не дает покоя, мол: «Давай, собирайся, сколько можно сидеть на одном месте! Посмотри мир!»
Сергей Гутиев, для друзей — Гуталин, никогда не забудет май 1995 года:
— Тогда я впервые попал в Непал, увидел Эверест, сделал первый снимок на этой священной земле. Сегодня Сергей «сидит на двух стульях», его маршрут — Украина - Непал, Непал - Украина, и это именно то, о чем он мечтал.
Самое яркое событие
в жизни Гуталина
Гималаи появились за полчаса до посадки. Казалось, что к земле они не имеют никакого отношения, а просто парят над облаками сами по себе. При посадке хорошо виден Махабхарат, предгорье Гималаев. С земли же все близлежащие горы окутаны дымкой. Это очень красиво!
Аэропорт Трибхуван — единственный международный аэропорт в Непале. Протекающая неподалеку священная река Багмати является границей, отделяющей Патан от Катманду (столица Непала).
Я любовался умопомрачительными гималайскими картинками, я только мечтал туда попасть... Впечатление первых нескольких дней — шоковое: грязь (назвать Багмати рекой в пределах города язык не поворачивается, это — нечто среднее между общественным туалетом и помойкой), нищета, калеки и больные на улицах, публичные кре¬мации, причем остатки трупа сбрасывают туда же, где омывают новорожденных и молодоженов (опять же в Багмати), жертвоприношения, люди стирают и моются на улицах...
—    Сергей, откуда силы и деньги на путешествия?
—    Это — Божья благодать, откуда нахожу и средства и силы — сам не знаю.
—    Вы предпочитаете путешествовать в одиночестве или в компании?
—    По-разному. Если компания хорошая, то в компании, но если собрался, иду в горы один.
Я вообще-то домашний человек — когда возвращаюсь из Непала в Киев, то долго не выхожу из дома.

 

Смотрю телевизор, печатаю фотографии. Общаюсь с любимой женщиной (жена — Галина). Мечтаю показать ей Непал, но пока на это нет денег.
—    Люди в Непале живут так же, как и много веков тому назад. Они поклоняются огню, статуям и храмам, звонят в колокольчики и носят национальные одежды. Средневековье здесь не имеет ничего общего с театрализованными декорациями Европы, это — их обычная повседневная жизнь. Непал — это не только экзотическая страна или территория, где находятся Гималаи, это страна людей с необычайно выразительными лицами, да и среди туристов случайных людей мало, большинство едет сюда за своей мечтой (и неважно, что у всех мечты разные), — здесь какая-то особенная аура, которую чувствуют даже придавленные материализмом люди. Через несколько дней ощущаешь себя здесь, как дома, и это — несмотря на абсолютную необычность и экзотику окружающего мира. Считается, что где-то в этих краях затерялась непостижимая для простых смертных Шамбала — заповедная страна, где формируется энергетика, необходимая для духовной эволюции человечества. Весь этот мир сильно повлиял на мое творчество. Мои переживания, как лица непальцев и горные пейзажи, отображены в фотоработах, — констатирует Сергей.
—    Я не фотографирую в Киеве. Я настолько обременен бытовыми хлопотами, что не замечаю людей, у меня нет желания и времени кого-то снимать. А вот во время путешествия — да. Я просто подхожу и спрашиваю: — «Можно сфотографировать?», а иногда и не спрашиваю.

 



— К сожалению, у меня не было выставок на родине. В Киеве все дорого: десятидневная выставка обойдется художнику от 1,5 до 2 тысяч долларов — это только сама организация, а еще реклама... Мне это пока не по карману...
В одной из гостиниц Непала в декабре состоялась моя первая авторская выставка. Ее идея родилась давно, я собрал лучшие фоторепортажи, отснятые в Катманду. Особых усилий я к ее организации не прикладывал. Друзья предложили, организовали. Не считая фоторабот, потратил я всего лишь 80 долларов на аренду рамок. Выставка прошла великолепно, многие работы были распроданы мгновенно. Я презентовал черно-белые снимки Катманду и его жителей. Сергей Гутиев, для друзей — Гуталин — фотограф, альпинист, член Союза фотохудожников Украины. Родился в Ялте. Все детство провел у моря, гор. По образованию — преподаватель физкультуры, тренер, окончил Киевский институт физкультуры.

 

—    Как вы создали эту коллекцию?
—    Я просто шел по улице и снимал, на меня особо не обращали внимания, потому что фотоаппарат у меня неброский, думали: «А, какой-то любитель.» Там рассуждают так: большой фотоаппарат — значит, профессионал.
—    У вас есть коллекция работ, отснятых на Родине?
—    К сожалению, нет. В Непале — все как-то на одном дыхании.
—    Фотография — это профессия или увлечение?
—    И профессия, и увлечение. Когда идешь в горы —
грех не взять с собой фотоаппарат. Моя первая фотопроба состоялась в 16 лет на Кавказе. Тогда я одолжил у друга аппарат «ФЭД», мне показали только, как пленка заправляется, а о том, что нужно вынуть и зафиксировать объектив, никто не предупредил. Я отснял три пленки, и получилось всего лишь три более-менее качественных кадра.
—    А сегодня сколько качественных кадров вы отбираете с одной пленки?
—    Технически они все качественные, а вот по принципу «нравится — не нравится» могу отобрать всего лишь два -три кадра.
В 1987 году готовился впечатляющий проект —легендарная книга «Один день жизни СССР». В течение одного из майских дней по всему Союзу сто фотографов снимали жизнь страны, так вот тогда из ста пленок в книгу шел один кадр. Жизнь не вечна - напоминает мандала ...
—    Самое трудное — это решиться поехать в Непал. После поездки мое мировоззрение изменилось. Я понял, что не стоит гоняться за большими деньгами, — ведь роскошь в могилу не возьмешь. Юлиан Семенов в книжке про Штирлица сказал, на мой взгляд, очень мудро: «Деньги - это отчеканенная свобода». Свободным можно быть в двух случаях: если денег очень много и когда их нет совсем. На жизнь я зарабатываю фотографией, сотрудничаю с журналами. В моих работах есть серия национальных непальских мотивов, исторических мест.
Основная ступа Сваямбунатх («сваямбу» — саморожденный) находится в западной части Катманду, на высокой Обезьяньей горе за рекой Вишнумати. Легенды связывают это место с первым приходом в Непал бодхисат-1 вы Манджушри. Как у всякой ступы, основание имеет форму мандалы (плоское симметричное изображение! трехмерного мира, используемое для медитации). Сваямбунатх представляет собой облицованную камнем и оштукатуренную полусферу белого цвета, с кубической хармикой наверху. Над хармикой поднимается высокий конус из 13 колец, символизирующих 13 ступеней развития буддизме.
Последнее, тринадцатое кольцо — нирвана (свобода от желаний, привязанностей, страхов и, таким образом,
—    страданий; окончательное избавление от бесконечного круга перерождений и существований). Ступы украшены мантрами — разноцветными флажками с молитвами на  тибетском языке. Один из самых доступных всем посетителям ритуал — прадакшина - обход ступы по часовой  стрелке и вращение молитвенных барабанов с выгравированными на них словами молитв на санскрите, расположенных по периметру ступы. Проходя в первый раз, ты молишься за всех людей, второй — за животных, третий —    за себя.
— Всегда и везде — глаза Будды. Всевидящие и всепонимающие. Необязательно знать местные языки, чтобы  обратиться к нему. Предусмотрительные непальцы уже написали молитвы на все случаи жизни на молитвенных  флажках и барабанах. Достаточно постоять под развевающимися на ветру флажками или покрутить правой рукой  барабан, как ваша молитва отправится по назначению. Я часто снимал эти места, но что интересно — каждый раз я их вижу по-новому, — рассказывает Сергей, показывая слайды.

 


— Ступа Боуднатх построена в V веке н. э. Это — самая высокая ступа. По преданию, при ее строительстве использовали росу для приготовления цемента. Эту росу добывали, выжимая полотнища, намокшие поутру. Вокруг ступы расположено огромное количество тибетских монастырей. 10 декабря, в день, когда Далай Лама получил Нобелевскую премию мира, в Катманду, на ступе Боуднатх, проходит ежегодная праздничная церемония. Один из элементов праздника — обсыпание ячменной мукой — цзампа, она в Тибете — символ жизни, ее добавляют в еду. Обсыпая окружающих, вы желаете им процветания. Все ведут себя непосредственно, как дети.
Боуднатх возвышается над всеми окружающими домами таким образом, что, когда находишься на ней, видны горы со всех сторон. Меня восхищают Гималаи, всегда предстающие взору. Они — как крепостная стена, закрывающая от внешних воздействий, не дающая проникнуть никаким злым помыслам. Находясь на ступе, обходя ее по кругу, погружаешься в какое-то бесконечное спокойствие, тебя прекращают волновать мирские вопросы, ты перестаешь куда-то бежать и спешить. Мир замирает и прислушивается к тебе — кто ты такой, зачем пришел, с чем уйдешь и что ты хочешь. Именно к этой ступе хочется возвращаться еще и еще.
Каждую неделю в Непале проходит или фестиваль, или массовый праздник. Помню, в одном из монастырей в Гималаях, на пути к Эвересту, праздновали Маниринду. Длится этот праздник три дня, первый день — подготовка, второй — парад с цветами, монахи рисуют мандалу из риса и цветного песка. Мандала — это буддийское видение построения мира. Кульминацией праздника есть разрушение мандалы — это напоминает нам, что жизнь не вечна. Врата на пути к Эвересту   
— Когда я впервые попал в Катманду, был в восторге от увиденного, — вспоминает Сергей. — С точки зрения материализма, непальцы народ бедный, убогий. А с точки зрения духовности, у них крепкие мозги, они — выше своей бытовой нищеты. Город можно узнать, посмотрев на его обитателей. В Катманду, а особенно в Пашупатинатхе, можно встретить многочисленных садху — отшельников. Большинство из них — поклонники Шивы, однако часть поклоняется Вишну. Отличить их можно по специальному знаку в виде линий на лбу, который называется тилака. У шиваитов они горизонтальные, а у вишнаитов — вертикальные. Многие садху практикуют йогу. Садху становятся люди, считающие, что их деловая и семейная жизнь достигла своего естественного завершения, что настало время отставить всё и вступить на путь духовного поиска. Помимо садху, практикующих путь индивидуального духовного поиска, существуют еще и гуру, что переводится как учитель. Но это — не просто учитель, а скорее — духовный лидер, своим поведением указывающий путь, которому надлежит следовать. В мире существует не так уж много гуру. В Катманду живет один из них, по имени Милк-баба. Ему 70 лет. Более 20-ти лет он питается исключительно молоком. Милк-баба считает причиной всех человеческих страданий неуемные желания. Говорят, у него бархатная кожа, нежная, как у младенца.
Помню, как-то мы с коллегами шли к Канченджанге (один из непальских восьмитысячников). Место достаточно дикое по сравнению с дорогой к Эвересту. БЛИЖЕ к вечеру, когда солнце уже садилось в густые облака, что надежно скрывали Гималаи, мы увидели на склоне одиноко стоящий дом, стали спрашивать у хозяев дорогу к нам по очереди вышло все семейство, каждый внимательно выслушал... Позже выяснилось, что никто из них не знает английского, но нас пригласили в гости. Хозяева радушно приняли нас, накормили, напоили. Мы по- ужинали и остались переночевать. Посредине их дома горит костер, на нем готовят национальную еду — долбат (гороховая подливка, рис, овощи), которую потом дружно съедают, не отходя от костра. Навсегда запомнк эту хижину: одна стена ее соединена напрямую с ульем в который пчелы залетают с улицы и живут в мире и coгласии одной большой семьей вместе с людьми.






 


Эверест в ожидании восходителей
В сорока минутах лету от Катманду находится местечко Лукла, его называют «вратами на пути к Эвересту».
Первое, что запомнилось в поселке, это несколько необычная взлетная полоса, ее можно сравнить со склоном для начинающих горнолыжников. Во время посадки самолет катится вверх, а если взлетает, то вниз — а в конце полосы начинается бездна. Как ни странно, там ни один самолет не разбился.
Эверест (местное название — Джомолунгма, то есть «Божественная мать мира») — гора, высотой 8 848 метров. Караваны яков, лошадей с вещами туристов-альпинистов и шерпы медленно поднимаются крутой тропинкой в направлении вершины. Становится все холоднее, магнолии и рододендроны сменяют кедры и сосны. Через два дня ходу, на 3 400 метров — привал в райцентре Намче-Базар. Это — столица так называемой «Шерпландии».
«Шерпы» в переводе — восточные люди, местная тибетоязычная национальность. Они подрабатывают, помогая нести вещи восходителям.
Намче-базар — последняя остановка, где еще есть электричество. Еще день ходу — и можно будет увидеть скальп снежного человека, который хранится в монастыре Пангбоче. По пути можно зайти к священным озерам Гокьо: над ними открывается лучший вид на Эверест. Сергей вспоминает чудесный рассвет на вершине Гокьо-Ри (она находится на высоте Эльбруса).
Я отправился в путь еще затемно. Восхождение было не из легких, но то, что я лицезрел и запечатлел на пленке, стоило моего труда. С первыми лучами солнца я замер от восторга — передо мной раскрылась панорама — сразу четыре вершины восьмитысячника: Джомолунгма, Лхотзе, Макалу, Чо-Ойю. Все спрашивают меня: «Красив ли Эверест?», а я отвечаю словами его первого восходителя Эдмунда Хилари: «Он просто существует».
«Увидеть Эверест и умереть», — как-то мне сказал один странник.
—    Вы помните вашу первую вершину?
—    Да, это было на Кавказе. В шестнадцать лет я поехал в альплагерь — покорять Эльбрус. 1/1 с тех пор свою жизнь без гор не представляю. Моя мама — путешественница, и я — весь в нее. В Гималаях я ходил в горы на высоту 6 600 м. Бывал на Пике Ленина, самая высокая моя точка — 7 134 м. Помню, поднимаемся все выше, и вот — они, первые пики, видна пока только верхняя часть, выше облаков... Душа замирает в ожидании чего-то необыкновенного. В горах нужно время, чтобы акклиматизироваться. Чем выше, тем труднее: за один шаг делаешь 5-6 вдохов. А это — непросто, можете попробовать. —    Многие альпинисты описывают свое состояние на вершине, как нечто необычное, их переполняет чувство счастья и удовлетворенности. Что чувствуете вы?
—    То, что вы сказали, — точно не про меня. На вершине я чувствую жуткую усталость. Помню, на Пике Ленина мне захотелось оказаться дома и хорошенько отоспаться. Я поднимался восемь часов. А когда вспомнил, что еще и вниз столько же пилить, вообще настроение пропало. Кстати, тогда мне и с погодой не повезло — из-за тумана я так и не увидел панорамы. Хотя успел поснимать по пути. Пока я шел, постепенно вещи оставлял — на вершине у меня остался только фотоаппарат. Чем выше я поднимался, тем меньше вещей у меня оставалось, на вершину я прихожу только с фотокамерой.
Мне доводилось снимать лучшие виды из долины Катманду на Большой Гималайский хребет: Даулагири, Эверест, Канченджанга Традиции непальцев иногда шокируют Пашупатинатх — крупный индуистский центр, расположенный на берегу Багмати, на восточной окраине Катманду, на холме Мригастхали. Существует легенда, что когда-то здесь, в образе оленя (мрига), Шива скрывался от охотников. Старинный храм посвящен Шиве-Пашупати (Пашупати — покровитель животных и скота, а также — одна из ипостасей жены Шивы). Дух Шивы витает над всем Непалом, даже в самых труднодоступных уголках королевства. Бога прославляют тысячи каменных изображений и монументов. Его имя носят храмы, горные вершины, города. Но что интересно, непальцы относятся к Шиве не только с безграничным уважением, но и с определенной долей страха. Ведь он — бог-разрушитель. Его изображение, на котором бог застыл в священной, но чрезвычайно зловещей пляске, пугает своим видом. Храм несколько раз перестраивали и реставрировали. В XIV веке храм сожгли, поскольку туда приходили мусульмане и касались всего, а они считаются «неприкасаемыми» и, следовательно, все осквернили.
Меня поначалу поражали обычаи Непала. Например, в храм на левом берегу пускают только индуистов, а для всех остальных предназначен правый, на который можно перейти по мосту.

 


 

Слева и справа от моста расположены гхаты — прямоугольные каменные площадки для кремации, причем слева (если смотреть с правого берега) — для простых смертных, справа — сначала для министров и важных чиновников, потом для королевской семьи. Понаблюдать за кремацией собираются туристы. На поленницу из дров, которые в Непале достаточно дороги, кладется тело, завернутое в саван, затем его украшают цветами, посыпают благовониями и поджигают пучками соломы. Все происходит неторопливо, как и вся жизнь в королевстве, подготовка может занимать несколько часов. Пепел и остатки костей сбрасывают потом в Багмати. Специфический запах не позволяет надолго задержаться на этом месте. Фотографировать кремацию можно, хотя это и не совсем этично.
Пожелание Сергея Гутиева читателям журнала —сердечно-искреннее:
— Я хочу лишь одного — жить по-настоящему, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. А чтобы стать альпинистом — неважно, кто ты по профессии, какая у тебя фигура, главное — желание. Мечтаешь стать великим фотографом — так бери скорей камеру в руки. Часто любители могут дать фору профес¬сионалам. А еще — обязательно побывайте в Непале. Лю¬ди приезжают сюда, чтобы увидеть Природу. И они ее видят. Благодаря своей многолетней «законсервированности»,

Непал сохранил уникальные города, храмы, обычаи. Здесь родился Будда, и в то же время Непал — это единственное индуистское государство в мире. Здесь — стык тибето-бирманской и индоарийской культур, своеобразная культура вдохновляет на творчество.
Среди миллионов наших сограждан, занятых борьбой за кусок хлеба, еще есть люди, которые могут отбросить повседневную рутину и отправиться хоть на край света, дабы осуществить свою мечту и стать счастливым. И это здорово!

Вероника Чекалюк

 

 

 

Статьи
Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!